Управление по делам религий города Алматы

Mobile menu


ЕркимбекШохаев: ИГИЛ – путь в пропасть

По данным Генпрокуратуры РК, количество казахстанцев, участвующих в боевых действиях на стороне международных террористических организаций, составляет более 200 человек без учёта выехавших с ними членов семей. К сожалению, фиксируются и новые случаи попыток выезда наших сограждан. Для получения экспертного мнения по проблеме религиозного радикализма, а также по другим вопросам из сферы религии, мы обратились к руководителю управления по делам религий Атырауской области ЕркинбекуШохаеву.

 – Об антигуманной и криминальной сущности ИГИЛ говорится постоянно. Почему же до сих пор наши граждане пытаются выехать в горячие точки?

– К сожалению, несмотря на проводимую системную работу государственных органов в этом направлении, не прекращаются попытки некоторых радикально настроенных граждан попасть в ряды террористической организации ИГИЛ.

Здесь нужно отметить несколько моментов. Первое – попытки выехать в горячие точки предпринимаются со стороны радикальной части последователей такфиризма ввиду их длительной и основательной обработки радикальными идеями.

Второе – вербовщики ИГИЛ, используя возможности Интернета и социальных сетей, продолжают проводить активную информационную пропаганду своих радикальных идей. Например, информационно-технические приспособления, такие как бесплатный мессенджерWhatsApp и другие, позволяют в закрытых группах, куда обеспечен вход только проверенным людям, проводить идеологическую обработку.

Граждане, которые предпринимают попытки выезда для участия в вооруженных конфликтах, не осознают всю трагичность последствий такого шага. Приведу в пример случай, когда из Южно-Казахстанской и Атырауской областей некоторые последователи такфиристских идей уехали в Сирию со своими семьями. Спустя время отцы семейства ставшие боевиками ИГИЛ, были убиты, а их жены и дети остались на произвол судьбы на чужбине. Никому не нужные, без чьей-либо защиты и помощи, семьи убитых боевиков теперь хотят вернуться назад, однако не могут. И неизвестно, какая судьба их ждет.

– Какая работа проводится вами по предотвращению выезда наших граждан в зоны конфликта?

– В истории много примеров того, когда в борьбе за власть искажались гуманистические и миролюбивые принципы религии. Результаты таких «экспериментов» трагичны, так как радикализация сознания, а также догматизация и абсолютизация своих взглядов всегда приводила к кровопролитию. Иногда звучат мнения о том, что радикальные взгляды заблудшего человека невозможно исправить, но мы никогда не должны прекращать попыток донести до их сознания простые истины о том, что радикальные взгляды губительны для него самого, они разрушают его семью и несут угрозу национальной безо­пасности.

В этом плане необходимо постоянное совершенствование механизмов профилактики экстремизма и терроризма, методов реабилитации и дерадикализации взглядов последователей деструктивных течений, а также усиленная пропаганда общечеловеческих и национальных ценностей.

Особо хотелось бы отметить проекты, которые нами были реализованы через такие жанры искусства, как театр и кинематография. Так, в 2013 году по заказу акиматаАтырауской области в областном театре имени Махамбета Отемисова был поставлен спектакль «Хақжолы» (Дорога истины).

Также впервые в Казахстане мы реализовали новый проект – сняли 5-серийный художественный фильм «Өмірзая», освещающий тему «идейно заблудщих» молодых людей, которых радикальные религиозные взгляды завели в жизненный тупик.

Мы постоянно совершенствуем работу в этом направлении. Информационно-разъяснительные, профилактические работы государственных органов с привлечением имамов мечетей Духовного управления мусульман Казахстана и представителей неправительственных организаций дают свои плоды. Сегодня можно с уверенностью говорить о том, что наши граждане достаточно информированы о деструктивной сущности религиозных течений радикального толка.

– В последнее время мы часто слышим слово «секс-джихад» («интимный джихад»). В чем причина появления и распространения такого шокирующего явления?

– Во-первых, у тех, кто вою­ет в рядах ИГИЛ, нет никакой морали. О какой морали может идти речь, когда они отрезают людям головы, демонстративно снимая все это на видео? Или когда один из боевиков обучает своего малолетнего ребенка играть в футбол, пиная отруб­ленную голову убитого солдата? И разве после этого можно удивляться возникновению в их среде так называемого «секс-джихада»?

Во-вторых, ИГИЛ в ХХІ веке заставляет жить захваченное население по средневековым законам. Всех, кто встречается у них на пути, они либо убивают, либо делают рабами. Призывами к «брачному джихаду», а также лживыми разговорами о счастливой и правильной жизни они заманивают женщин, чтобы в дальнейшем использовать их в качестве секс-рабынь или в качестве товара для продажи.

В-третьих, радикалы разработали технологию обработки и заманивания незамужних и овдовевших женщин, а также несовершеннолетних девушек. Их легче всего заманить, так как кто-то из них не обрел женского счастья, кто-то потерял опору в жизни, а кто-то в силу возраста и неустоявшихся взглядов подвержен влиянию искусных вербовщиков.

Я бы посоветовал нашим женщинам и молодым девушкам проявлять осторожность, посещая интернет-сайты религиозного содержания, где в большинстве случаев присутствуют вербовщики ИГИЛ. Потому что ни одна девушка или женщина, в особенности те, кто входит в потенциальную целевую аудиторию радикалов, не может быть уверена, что не попадется на удочку интернет-агитаторов.

– Что следует предпринять для того, чтобы население не попадало под влияние интернет-вербовщиков?

– В этом вопросе я хотел бы апеллировать к гражданам страны, особенно к родителям – не быть равнодушными к окружающим вас близким людям, интересоваться, чем заняты ваши дети, и знать их интересы.

Не хочу никого пугать, но я считаю, что без родительского интереса и озабоченности к жизни детей и должного общения с ними их легко потерять. Они могут примкнуть к группе, где их выслушают и уделят должное внимание. И нет никаких гарантий, что эта группа не окажется деструктивной.

А также продолжить работу по повышению у населения грамотности по вопросам религиозной сферы, потому что мы часто видим, что элементарная религиозная неграмотность самих родителей порой является первопричиной того, что дети становятся приверженцами радикальных течений.

В этих целях мы активно размещаем информационные материалы в печатных изданиях и на телевидении, а также ежегодно выпускаем социальные видеоролики, посвященные как профилактике и противодействию экстремизму и терроризму, так и пропаганде национальных и традиционных семейных ценностей. Наши ролики транслируются и тиражируются не только на областном, но и на республиканском уровне.

– Общественность особо беспокоит проблема так называемых радикалов. Как вы оценили бы вероятность возвращения приверженцев таких радикальных взглядов в традиционное русло?

– Людей, которые подверг­лись влиянию сторонников радикальных взглядов, условно можно разделить на три категории.

Первая категория – глубоко вовлеченные лица, которые на теоретическом уровне полностью прониклись идеями деструктивного религиозного течения и фанатично их проповедуют. Такие люди становятся лидерами больших и малых групп, вокруг которых обычно группируются представители второй и третьей категории.

Вторая категория – лица, которые также искренне верят в деструктивные учения, но при этом не имеют соответствующего багажа религиозных знаний и теоретической подготовки.

Третья категория – это лица, которые только-только становятся последователями радикальной идеологии.

Работа с каждой из категорий имеет свою специфику. Работа с лицами третьей категории для теологов не составляет особой трудности, они менее подвержены влиянию радикалов. Проблема лиц второй категории в том, что они прошли критическую точку радикализации и не признают никаких наставлений, кроме фетв и советов своих «псевдошейхов». Большинство приверженцев деструктивных течений обычно относятся к этой категории лиц. С такими людьми нужно проводить разъяснительную работу с привлечением опытных теологов. А что касается лиц первой категории, это наиболее проблемная аудитория, для работы с ними потребуется более длительное время, а также комплексный и системный подход.

– Что вы сказали бы человеку с радикальными религиозными идеями, если бы он попросил вашего совета?

– Во-первых, я ему посоветовал бы постигать мудрость ислама с помощью квалифицированных имамов мечетей ДУМК, которых в настоящее время в нашей стране становится все больше и больше.

Во-вторых, быть более критичным к тому, что говорят и навязывают ему новоявленные «шейхи». Нашей молодежи необходимо осознать, что увлечение ложными и деструктивными идеями может привести к непредсказуемым плачевным последствиям. Поэтому лучше остановиться перед пропастью, чем упасть в нее.

К сожалению, выезжающие за границу обманутые «иллюзиями» граждане не всегда осознают всю трагичность своих решений. Многие из них даже не знают и не понимают азбучные условия ислама, их обработанный мозг не принимает другой информации, кроме своих лжешейхов. Они вбили себе в голову, что ислам нуждается в их защите. Хотя очевидным является то, что заблуждаются именно они.

Религия ислам учит миролюбию, и истинным джихадом является борьба со своими нафси (пороками) и со своими внутренними недостатками.

Наше государство является светским, и право граждан на свободу вероисповедания закреплено Конституцией страны. Поэтому нашим гражданам не из-за чего совершать «хиджру» под каким-либо предлогом и участвовать в чужой войне. Подвергать опасности себя и жизни близких вам людей является безумием и противоречит истинным ценностям ислама.