Управление по делам религий города Алматы

Mobile menu


Как жить рядом с религиозными заведениями: советы эксперта

Можно ли привлечь к ответственности священнослужителя за нарушение покоя граждан? Кто должен бороться с дорожными коллапсами во время религиозных праздников? Не вредит ли детской психике соседство культовых сооружений с детскими садами и школами? Все эти вопросы стали регулярно поступать на блог акима Алматы Ахметжана Есимова, но мы решили задать их руководителю управления по делам религий Нуржану Жапаркулу.

 

Полиция — друг человека

— В декабре прошлого года в одном из густонаселенных спальных районов Алматы была открыта новая мечеть на 1600

Нуржан Жапаркул

Нуржан Жапаркул

молящихся. Шикарная мечеть, она очень красивая и стала достопримечательностью города, но у многих людей, которые живут в непосредственной близости, возникают вопросы. Например, почему громкоговоритель работает слишком громко?  Я знаю, что после жалоб акиму, по поручению Духовного управления мусульман Казахстана в мечетях уменьшали громкость, но хватает этих мер от силы на неделю, потом продолжается то же самое. Что делать людям, коли уж появился такой сосед?

— Большое спасибо, что проявили инициативу, потому что к нам в акимат не все считают нужным обращаться, а предпочитают обсуждать проблемы в соцсетях. Вы правильно говорите, что закон должен соблюдаться, причем соблюдаться всеми, вне зависимости от ранга и рода деятельности. Не исключение религиозные объединения, у которых есть культовые здания и сооружения. Их работа регулируется Законом «О религиозной деятельности и религиозных объединениях», то есть богослужения, религиозные обряды, церемонии, собрания беспрепятственно проводятся в культовых зданиях и на отведенной им территории. И есть одна оговорка: при условии соблюдения прав и интересов проживающих вблизи людей. Разрешение на строительство мечети на пересечении улиц Джандосова и Розыбакиева было оформлено в 2011 году. Тогда земельные вопросы курировал заместитель акима Виктор Долженков, а меня на этой должности еще не было. Когда я был назначен, мечеть уже строили. Кстати, помимо жалоб со стороны жителей в адрес мечетей и церквей, ко мне поступали и обращения прихожан, которые во время религиозных праздников подвергались чуть ли не гонениям со стороны полиции за создание столпотворения и пробок на дорогах. Поэтому разбираться тут нужно объективно: культовые сооружения содержатся на деньги прихожан, в нашей стране объявлена свобода вероисповедания, поэтому запретить людям посещать мечети и церкви мы не можем. Но и права светского населения должны соблюдаться. По поводу шума во время проведения служб в мечетях мы обращались за разъяснениями в комитет по делам религий, где нам пояснили: в дневное время шум не должен превышать 35 децибел, а в ночное время с 23.00 до 6 часов утра деятельность религиозных заведений регулируется Кодексом об административных правонарушениях.

Если шум исходит в ночное время и нарушает право граждан на тишину, то участковый инспектор полиции обязан привлечь нарушителя к административной ответственности.

Проверку уровня шума, исходящего из динамиков мечетей, осуществляет санитарно-эпидемиологическая служба.

— В таком случае нужно, чтобы они там сидели денно и нощно и каждую службу замеряли, потому что сегодня они уменьшили звук, а через неделю снова прибавили, это подтвердят жители района.

— Если речь идет о конкретно этой мечети «Байкен», то она не может выходить за рамки утвержденного времени намаза, как и любая другая мечеть.

Мечеть "Байкен", фото с сайта prolamp.kz

Мечеть «Байкен», фото с сайта prolamp.kz

Соответственно, и призыв к намазу — азан — они будут осуществлять.

— В какое время это утром делается? Я каждое утро в районе 5.30 слышу призывы к намазу.

— Оно установлено, есть календарь.

— Ну вот под КоАП тишина должна быть с 23.00 до 6 утра. Правильно?

— Правильно.

— То есть мне нужно будет загодя проснуться и позвонить по 102? Или написать заявление в полицию?

— Да.

— Проехать с ними и привлечь нарушителей к административной ответственности?

— Да.

— Потом на следующий день повторить?

— Нет, почему? Они вряд ли будут еще нарушать.

— Ну как не будут-то? Они не будут призывать к намазу?

— Нет, конечно. Если их уже один раз привлекут к ответственности, во второй раз штраф будет больше, а в третий раз – меру пресечения в виде ареста.

— Кого под арест? Имама?

— Да. За нарушение. А вы что думаете, имам не человек что ли?

— Вы думаете, с 4 декабря, с момента открытия мечети, по сегодняшний день люди не пытались обращаться в полицию?

— Таких фактов, что полиция привлекала их к ответственности, у меня нет.

— В Алматы не только мечети, но и церкви, расписание работы ни тех, ни других, я не знаю. Церкви тоже каждый раз после службы звонят в колокола. Лично к вам как к руководителю управления по делам религий или к акиму обращались люди с жалобами на другие религиозные заведения?

— Только по поводу громких призывов к намазу. По поводу нарушения тишины в ночное время обращений не было.

— А с тем, что возле церквей и мечетей дислоцируются попрошайки? Что в праздничные дни из-за диких пробок на машине невозможно проехать по улицам? 

— Согласитесь, попрошаек не батюшки и не имамы возле культовых зданий собирают. И тем не менее мы пытаемся решить эту проблему, тем более что по поводу попрошаек возле Свято-Вознесенского кафедрального собора было коллективное обращение жителей близлежащих районов. Акимат Медеуского района совместно с полицией всех побирушек поставил на учет и привлек к ответственности. С тех пор жалоб не поступало.

— Центральная мечеть города, Свято-Вознесенский и Никольский соборы — культовые сооружения, это архитектурные памятники города, построенные очень давно. Мечеть на Джандосова построена меньше года назад. Место выбрано откровенно неудачно — узкие улицы, скромная подземная парковка, через забор находится здание детского садика. И насколько я знаю, воспитатели уже жаловались на блог акима, что днем дети не могут уснуть.

— В обеденное время у них обряды, влекущие нарушение тишины, не проводятся.

— В обеденное время они читают проповеди. Я каждый день в обед приезжаю домой кормить грудного ребенка и каждый день слышу одно и то же. Когда рассматривался этот проект и было выбрано это место…

— Когда я пришел, мечеть уже была практически построена, все разрешения всех структур уже к тому времени были.

— Понятно, но вы пришли и вам досталось такое наследство, на которое поступает много жалоб. Вы как руководитель что предприняли, чтобы консенсус найти?

— Мы совместно с санэпидслужбой замерили уровень шума динамиков, и хотя он не превышал допустимую норму, мы попросили имама сделать звук еще тише. Теперь выясняется, что этой просьбы хватило на неделю.

Дороги, дороги — печаль и тревоги

— Давайте поговорим об инфраструктуре. Улица Джандосова — двухполосная, Розыбакиева — такая же. Если учесть, что по обеим улицам всегда припаркованы автомобили, на проезд транспорта отводится 1,5 полосы. Это в обычное время. В пятницу вечером и по праздникам люди не могут попасть домой с работы, такое скопление машин. И эту проблему нужно как-то решать.

— Нужно, согласен. У этой мечети предусмотрен подземный паркинг на 82 машиноместа, в этом ее уникальность.

— Да, 82 машиноместа на 1600 молящихся…

— Весь нюанс в чем?

Любая мечеть строится для жителей этого района, а не для того, чтобы с Турксибского или Наурызбайского района еще приезжали.

— А что, людям запретят или в паспорт заглянут?

— Нет, дело не в этом. В данном случае это уже внутренняя культура и этика каждого верующего. Общество прихожан культовых сооружений, как правило, все друг друга знают. Поэтому что касается автомобилей, проблема здесь есть. До того, когда мечеть была открыта, мы с имамом предполагали, что проблема может возникнуть, поэтому рассматривали вопрос въезда и выезда из паркинга, чтобы не создавалась пробка внутри и на улицах. К сожалению, вопрос того, что будет нагромождение машин в радиусе мечети, мы не рассматривали.

— Что касается выезда из паркинга. Он очень крутой, машины буквально вылетают оттуда и прямо на пешеходов, которые идут по тротуару. На моих глазах однажды едва не сбили женщину с коляской. Так уж построено, что ни тем, ни другим друг друга не видно.

— Те вопросы, которые вы озвучиваете, они все правильные. Их нужно решать. Вы даете нам повод для действий. Мы пригласим имама и проведем рабочую встречу и поставим перед ним вопросы, будем их решать.

Я постараюсь на своем уровне объяснить, чтобы в 5 утра призыв к азану делали тише, чтобы не мешать людям.

Они не могут совсем не призывать к азану, так как это каноническая необходимость. Но на громкость звука я повлияю. Что касается чтения проповедей и звуков азана в дневное время, я вам гарантировать не буду, потому что они скорее всего не будут превышать децибелы, а, значит, это не будет являться нарушением законодательства. Что касается автомобилей, имам не может запрещать прихожанам приезжать на автомобилях, но я обяжу администрацию мечети, чтобы они проводили беседу с прихожанами, что им желательно приходить в мечеть, которая рядом с их домом. И не приезжать, а приходить пешком. Касательно въезда-выезда, этот вопрос безопасности я перед ними поставлю жестко и остро. Чтобы обезопасить пешеходов. И еще я постараюсь озадачить имама тем, чтобы въезды во дворы и проезжую часть прихожане не загораживали. Пусть принимают меры. Это все, что я могу обещать.

Веры много не бывает

— В открытии мечети в декабре 2014 года принимал участие аким города, он сказал, что в Алматы 39 мечетей. Вам не кажется, что для светского государства многовато?

— Этот вопрос общество регулирует само, по своим потребностям. Если есть деньги содержать культовые сооружения, они строятся. В Западной Европе продают церкви с молотка, так как нет средств их содержать. У нас светское государство, власти не инициируют подобные вещи, но мы спрашиваем с религиозных объединений, чтобы они содержали такие заведения в надлежащем виде. Что касается количества, то сейчас в Алматы 42 мечети — 3 добавились в связи с образованием Наурызбайского района.

— Государство как регулятор, все равно должно контролировать этот вопрос. У нас люди добрые, им дай волю, они еще построят.

— В Алматы действует градостроительный совет, на котором принимаются решения о строительстве того или иного здания или сооружения. Если генпланом утверждено что-то, там ему и быть.

— Думаете, мечеть, построенная на месте казино, была утверждена генпланом?

— Я не знаю, когда я пришел, меня больше всего волновало, что она будет забор к забору соседствовать с детским садом. У нас в Алматы есть еще один такой объект — культовое сооружение Свидетелей Иеговы по улице Ауэзова в Калкамане, которое граничит забор к забору со школой.

— Сколько вообще в Алматы религиозных сооружений?

— 169. Из них 42 мечети, 23 православных объединения, 87 протестантских, плюс 14 из числа нетрадиционных новых конфессий и другие объединения.

— Поскольку у нас государство светское, а религиозные объединения — негосударственные организации, ваши поручения наверняка носят рекомендательный характер?

— Они не обязаны исполнять, да. Но мы на пути строительства гражданского общества, в котором принято следовать рекомендациям государственных органов.

— Если ваши пожелания и рекомендации систематически не выполняются и культовое сооружение продолжает нарушать права граждан, какими методами вы тогда действуете?

— В нашей компетенции направить дело в суд о закрытии данного религиозного объединения за систематическое нарушение законодательства,

но такого я пока не встречал. Как правило, религиозные объединения стараются исполнять предписания и не доводить дело до суда. Вы, наверное, заметили, что в последнее время в Алматы не ходят представители Свидетели Иеговы и не разносят литературу, потому что мы один-два раза оштрафовали, и они быстро свернули эту деятельность. Просто люди не должны бояться обращаться в правоохранительные органы.

Религия как метод воспитания

— Как вообще сделать так, чтобы религиозные сооружения и их прихожане могли мирно сосуществовать с местным населением, чтобы соседи мечетей не чувствовали себя будто на турецком лазурном берегу?

— В странах ближнего Востока проповеди через динамики не ведутся, только призывы к азану и сам намаз.

— Почему тогда у нас это делается? Это от настроения имама зависит что ли?

— Есть тематика службы, которую утверждает Духовное управление мусульман Казахстана. У нас, к сожалению, есть проблема того, что молодые люди начинают интересоваться войной в Сирии и им начинают вбивать в головы, что это правильная война правоверных с неверными и прочее. В таких случаях и возникает необходимость проводить в мечетях профилактическую беседу, имамы разъясняют, что является войной в Сирии, мы разъясняем через имамов, что правильно вести мирный образ жизни. Вот и получается, что эти профилактические беседы слышит через динамики вся округа. Они вынуждены это делать, чтобы как можно меньше наших граждан увлеклись не нужной им войной. 22 мая будет день семьи, поэтому имамы проводят профилактические беседы и на тему ценности семьи. То есть наши имамы реагируют на веяния времени и стараются доносить до верующих истинные ценности. Есть такая традиция — проводить в мечетях бракосочетания. Мы добились того, чтобы ни один имам не проводил на территории мечети этот обряд, если у брачующихся нет свидетельства о регистрации брака в органах ЗАГС. Мы хотим исключить разводы, проблемы в семьях, использование наших сестер и дочерей неблагонадежными радикально настроенными мужчинами, ратующими за многоженство. У нас есть такие случаи, когда пара заключила брак в мечети, женщина родила мужчине ребенка, а он ее бросил, не платит алименты, не содержит семью, а она при этом считает, что они женаты и он вроде бы как ее законный муж. Определенные результаты нашей профилактической работы уже есть: по сравнению с 2010 годом снизилось число наших ребят, которые отрастили бороды, а на своих женщин надели хиджабы. Мода на это проходит. Это стало заметнее. Я всегда призываю соотечественников быть терпимее друг к другу и верить в торжество закона. Никто не должен бояться отстаивать свои права.